аудиокниги
аудиокурс
главная
видеокурс
песни
видеоклипы
фильмы
учебник
словарь

 

1-1 Ночь в городе.

Robert Louis Stevenson - Dr.Jekyll and Mr.Hyde

  Роберт Льюис Стивенсон - Доктор Джекил и мистер Хайд. Английский текст и перевод.

It was Mr. Richard Enfield who had the first meeting of any real note-or of which we have any accurate record-with the evil and mysterious being who went by the name of Edward Hyde. It was an experience that left Mr. Enfield-who was a large and active young man, with more than his share of courage-sadly shocked and shaken; more disturbed, in fact, than ever before in the twenty-odd years of carefree life.
This was the way of it.
Richard had dined in town that night, and gone on to dance at the Prescott house in Hampstead. By two in the morning, he had tired of the affair and elected to walk back to his rooms in the city. He was glad of the chance to walk. The air, he thought, would clear his head, and he was badly in need of the exercise.
He set off happily, swinging his stick and humming a tune of the moment. As time passed, however, his mood changed. It was a cold, black winter’s morning and everywhere was as quiet as the grave. He began to feel the need for company, for the sound of a human voice.
All at once, he saw two figures. One was a little man who was walking quickly towards him on the opposite side of the road. The other was a girl of some ten or eleven years who was running as hard as she could down a side street. Richard wondered why the child was on the streets at this hour and why she was running so fast.
Richard opened his mouth to call a warning but was too late. The child and the man ran into one another at the corner and the girl fell down. And then came the horrible part of the thing. The man trampled over the child’s body, as if it was the most natural thing in the world, and left her screaming on the ground.
It sounds nothing to hear, perhaps, but it was a dreadful thing to see. It wasn’t like the deed of a man at all-it was the action of a devil-a monster!
Richard swore. His hand tightened on his stick. The man was walking on without a backward glance, while behind him the scared and injured child lay screaming at the top of her voice.
Those screams had their effect. Along the street, someone threw open a window and called out to the child in an anxious voice. A moment later and other windows were being opened. It was clear that the girl would soon be given help and comfort. Richard made up his mind. He sprang across the street, after the man, with the speed of an angry cat.
He was, in spite of his size, very light on his feet, and he was almost upon the man before the fellow heard him coming. As he turned his head, Richard took him by the collar.
«One moment, my friend,» he said grimly. «I think you have some explaining to do.»
The man turned, without haste. For a moment, while he stood looking up at Richard, and before he spoke, the young man felt a sudden chill, he was so struck by the shocking expression on the other’s face. There was, he was sure, a glint of cruel satisfaction in the eyes. The face was in no way out of the ordinary; the dark hair grew rather low upon the forehead; the eyebrows were heavy and arched; the mouth large and full-lipped. But there was something in the eyes-something wicked and forbidding-some inner power that burned with a brilliant light. And the power was evil! Richard was sure of it! This man was bad, bad all through. There was something in him that filled Richard with disgust, so that he dropped his hand from the other’s shoulder and muttered, scarcely conscious that he did so: «Ugh! filthy brute!»
The other was perfectly cool and had made no resistance, but now he gave Richard a look so ugly that it brought out the sweat on him as if he had been running.
«Your manners leave much to be desired, young fellow,» said the man. He spoke with a whispering and somewhat broken voice. «Perhaps you will explain yourself.»
«Explain myself!» cried Richard, losing all patience. Really! The fellow’s impudence passed all bounds. A feeling of hate went through him-he could not help himself-he lifted his stick. He had a longing to strike this man down, to rain blow after blow upon him, and his own feeling sickened him.

Первым о встрече cо зловещим мистическим существом, явившимся под именем Эдварда Хайда, нам рассказал мистер Ричард Энфилд, что позволило впоследствии воспроизвести точный ход событий. Все пережитое повергло его в состояние глубокого шока и стало самым сильным потрясением за двадцать с лишним лет беззаботной жизни этого молодого, сильного и энергичного джентельмена.
А произошло это так.
  В тот вечер Ричард поужинал в центре города и затем отправился на танцы в дом Прескоттов в Хэмпстеде. Около двух ночи, приятно взволнованный этим времяпровождением, он решил пройтись до дома пешком. Возможность прогулки его радовала: он явно нуждался в моционе, к тому же полагал, что свежий воздух поможет ему освежиться.
В веселом расположении духа Ричард двинулся в путь, поигрывая тростью и напевая модный мотивчик. Но, по прошествии некоторого времени, настроение его изменилось. Зимняя ночь была холодна и непроглядна, кругом стояла кладбищенская тишина. Молодой человек начал жалеть, что у него нет попутчиков, и он не слышит человеческих голосов.
  Неожиданно Ричард увидел две фигуры. Одна – небольшого роста мужчина - быстро шла ему навстречу по противоположной стороне улицы. Другая – девочка лет десяти-одиннадцати - бежала со всех ног по примыкавшему к ней переулку. Ричард удивился, увидев ребенка на улице в столь поздний час.
Молодой человек открыл было рот, чтобы предупредить об опасности, но… было слишком поздно. Эти двое столкнулись друг с другом на углу с такой силой, что девочка упала. Затем произошло нечто ужасное. Мужчина спокойно, словно это было самым естественным делом на свете, прошел по распластанному детскому телу и продолжил путь, не обращая внимания на вопли ребенка.
Возможно, рассказ об этом происшествии и не производит особого впечатления, но смотреть на такое было жутко. Это не походило на поступок человеческого существа, скорее на действия дьявола или какого-нибудь монстра!
Ричард выругался. Его рука крепко сжала трость. Мужчина продолжал шагать вперед, ни разу не оглянувшись на упавшую маленькую девочку, кричавшую от боли и испуга во всю силу своих легких.
Но крики эти все же возымели действие. В одном из домов на улице распахнулось окно, и встревоженный голос что-то крикнул девочке. Спустя секунду стали открываться другие окна. Было ясно, что ребенку вскоре окажут помощь. Поняв, что может не волноваться на этот счет, Ричард бросился через дорогу за обидчиком с решимостью разъяренного тигра.
Не смотря на внушительную фигуру, он был довольно подвижным – негодяй услышал его шаги, когда Ричард почти настиг его. Мужчина оглянулся, и тут же почувствовал, что его схватили за шиворот.
- Постойте-ка, - решительно сказал Ричард. – Думаю, вам придется кое-что объяснить.
Тот неторопливо повернулся, и минуту молча смотрел на причину задержки. У молодого человека вдруг мороз побежал по коже, настолько потрясло его омерзительное выражение лица этого господина. Ричард с уверенностью мог сказать, что в глазах незнакомца горел злобный огонек удовлетворения. Наружность его, несомненно, была неординарной – низкий лоб, поросший темными волосы, массивные, резко изогнутые брови, толстые, плотоядные губы. В глазах же было что-то…что-то порочное и отталкивающее, какая-то горящая ярким огнем внутренняя энергия. И сила эта несла в себе зло! Ричард был в этом убежден! Перед ним стояло существо, насквозь пропитанное злом. В нем таилось нечто неуловимое, но внушающее глубокое отвращение. Ричард инстинктивно одернул руку и пробормотал, едва сознавая, что делает: «Тьфу ты! Грязное животное!»
Человек был совершенно спокоен и не оказал никакого сопротивления, но после этих слов одарил Ричарда таким пронизывающим взглядом, что тот моментально покрылся потом, словно пробежал немалую дистанцию.
- Ваши манеры, молодой человек, оставляют желать лучшего, - сказал незнакомец. Говорил он каким-то пришепетывающим и прерывающимся голосом. – Может быть, вы потрудитесь объясниться.
- Потружусь объясниться! Я! – крикнул Ричард, теряя остатки терпения. Право же! Бесстыдство этого типа переходило всякие границы. Ричард почувствовал, как его стала охватывать ненависть, и не в силах сдержаться замахнулся тростью. У него возникло огромное желание ударить этого мерзавца, нанести ему целый град ударов, но вдруг… ему стало дурно от этих мыслей.

Rambler's Top100